Коричневый — цвет пряности

кофе с корицей и гвоздикой

Прилагательное коричневый в русском языке является обобщенным, абстрактным названием коричневого цвета, без разграничения оттенков. Образовалось оно от слова коричный с помощью суффикса -ев-, а коричный, в свою очередь, — это относительное прилагательное от существительного корица, с чередованием ц//ч в корне. Первоначально коричневый значило ‘цвета корицы’.

Слово корица по происхождению — уменьшительная форма от кора. В значении ‘высушенная кора коричного дерева, пряность из этой коры’ пришло к нам из старославянского языка.

Но вернемся к цвету. Близкие соответствия русскому слову коричневый есть в украинском (кори́чневий) и белорусском (кары́чневы). Интересно, что в некоторых других славянских языках абстрактные цветообозначения для коричневого образовались по сходному принципу. Они тоже представляют собой бывшие относительные прилагательные, образованные от названий предметов или веществ коричневого цвета. Если в восточной группе языков таким «эталонным» предметом стала корица, то, например, в болгарском и македонском языках — кофе (коричневый по-болгарски — кафяв, по-македонски — кафеава), а в польском — бронза (цвет, соответственно, brązowy). В русском языке тоже есть такие слова, как кофейный, бронзовый (а также шоколадный, каштановый и др.), но у нас они обозначают не «обобщенный» цвет, а его разновидности, оттенки.

Слово коричневый фиксируется в памятниках письменности с конца XVII века, коричный (в том числе и в значении цвета) — с того же столетия, но немного раньше. Сферу употребления этих слов в тот период нельзя назвать широкой (во всяком случае, по письменным данным): прилагательными коричный и коричневый обозначался цвет одежды или тканей. В старинных описях имущества можно встретить выражения типа: штаны бархатные коричной цвѣтъ; сукно коришневое.

Для называния цвета других предметов, а также для описания человеческой внешности или масти животных в то время употреблялись иные слова, появившиеся в языке намного раньше: бурый, смуглый, гнедой, карий. Коснемся вскользь этимологии этих цветообозначений.

Бурый. До появления прилагательного коричневый именно это слово служило обобщенным и самым распространенным названием данного цвета. Происхождение его точно не установлено; обычно бурый рассматривается лингвистами как давнее (видимо, праславянское) заимствование из иранских языков через посредство тюркских. Например, персидское bōr, būr значило ‘бурый’, ‘красновато-коричневый’; в турецком есть слово bur ‘рыжей масти’.

Смуглый. Исконное слово. В древнерусском языке имелись еще варианты смаглыи, смяглъ. Скорее всего, смуглый (смаглый) восходит к существительному смага ‘пламя, жар’. Следовательно, исконное значение можно восстановить как ‘обожженный’, ‘загоревший’, ‘закопченный’ (и потому ставший коричневым или вообще темным по цвету). Родственные по происхождению слова встречаются и в других индоевропейских языках; самый известный пример — английское smoke ‘дым’.

Гнедой. Этимология точно не установлена. Слово существовало уже в праславянскую эпоху. Возможно, восходит к предположительно восстановленному глаголу *gněti или *gnětiti ‘разжигать огонь’. Если гипотеза верна, первоначальное значение прилагательного гнедой примерно то же, что и у слова смуглый (см. выше).

Карий. Заимствовано из тюркских языков в XIV веке. Восходит к тюркскому kara ‘черный’. Первоначально этим словом обозначали масть лошадей, и далеко не сразу оно стало использоваться для обозначения цвета глаз человека.

А прилагательное коричневый, появившись в языке довольно поздно, было не слишком употребительным как цветообозначение даже в XIX веке. Словари того столетия определяли его значения с помощью слова корица. И все же с течением времени лексическая сочетаемость слова коричневый расширялась: им стали обозначать цвет не только одежды и тканей, но и других предметов, а также использовать в описании облика человека и животных. Особенно активно этот процесс шел в ХХ веке.

Расширению сферы употребления способствовало, например, то, что слова́ коричный, коричневый соотносили цвет предмета с цветом пряности. Вероятно, у многих это вызывало положительные ассоциации. Сам цвет корицы — спокойный, красивый, без значимой примеси красноватого или серого — вполне мог претендовать на то, чтобы стать «эталонным» в группе коричневых оттенков. Прежнее обобщенное цветообозначение — бурый — часто относилось к более темному оттенку, иногда с красноватой примесью.

Современными носителями русского языка слово коричневый почти никогда не осознается как родственное слову корица. Иначе говоря, данное цветообозначение проходит период деэтимологизации, и его генетические связи становятся достоянием прошлого. Это обстоятельство тоже способствует расширению сферы употребления слова.

В ХХ веке название коричневого цвета начали использовать в политическом смысле: оно стало синонимом таких определений, как фашистский, ультранационалистический, крайне правый. Данное значение слова коричневый было заимствовано из западноевропейских языков и возникло на основе того, что «коричневыми» называли немецких фашистов (по цвету униформы гитлеровских штурмовиков).

.

Литература:

Бахилина Н. Б. История цветообозначений в русском языке. – М., 1975.

Этимологический словарь русского языка / Под ред. Н. М. Шанского. — Т. 2. — Вып. 8. — М., 1982.

Аникин А. Е. Русский этимологический словарь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: