Неизвестная «невеста»

Михаил Шибанов - Празднество свадебного договора (1777)

Слово невеста (древнерусское невѣста) — важный термин родства, появившийся в праславянскую эпоху. Родственные слова есть во всех славянских языках, чаще всего с тем же значением, что и в русском (‘девушка или женщина, вступающая в брак’). Реже встречается другая семантика: ‘женщина’ (как в польском niewiasta) или ‘невестка, сноха’.

Этимология данного термина служит предметом дискуссий уже около века. Было высказано немало гипотез: предполагалось этимологическое родство слова невеста, например, с древнеиндийским niviç ‘вступать в брак’, литовским vaisà ‘плодородие’, со словом новый (невеста — ‘находящаяся в новом положении’) и др. Но преобладали версии, так или иначе возводящие эту трудную для анализа лексему либо к глаголу ведать ‘знать’, либо к глаголу вести, водить.

К настоящему времени большая часть прежних гипотез отсеяна. Остались, по сути, две версии — те, которые были наиболее распространенными в силу своей убедительности. Рассмотрим их подробнее.

«Новоприведенная»

Согласно этой гипотезе, общеславянская форма *nevěsta произошла от более ранней *neu̯ou̯edta, состоявшей из двух корней. Первый — *neu̯- — этимологически тот же, что в слове новый. Второй — *u̯ed- — сохранился в глаголе водить (веду). В древнерусском языке было выражение водити жену ‘жениться’, ‘иметь жену’. Родственный глагол в таком же значении есть в литовском: vèsti ‘вести (жену в дом)’, ‘жениться’. Кроме того, существует литовский диалектизм nauveda ‘новобрачная’, который представляет собой сложение корней со значениями ‘новый’ и ‘вести, водить’ — как и наше слово невеста в рамках данной гипотезы. Напомним, что наиболее близкими к славянским языкам во всей индоевропейской семье являются языки балтийские.

Как из формы *neu̯ou̯edta (*nevovedta) получилось современное невеста? Во-первых, нужно объяснить, куда исчез слог vo-.Предположительно он утратился в результате гаплологии (так называют фонетическое явление, при котором в слове исчезает один из двух расположенных рядом одинаковых или похожих по звучанию слогов; например, так из слова знаменоносец образовалось знаменосец). Во-вторых, сочетание dt на стыке корня ved- и суффикса -t- преобразовалось в st в результате диссимиляции (расподобления звуков) — так же, как и в инфинитиве глагола вести в праславянскую эпоху: *vedti > vesti.

Так что же — невеста буквально значило ‘новоприведенная’, ‘новобрачная’? Эта этимология выглядит весьма убедительно. Однако есть важная деталь, заставляющая в ней усомниться.

«Неизвестная»

Предыдущая гипотеза не может полностью объяснить фонетический облик слова невеста. В древнерусском и ряде других славянских языков в корне здесь был особый гласный, на письме обозначавшийся буквой «ять»: невѣста. Между тем в формах глагола вести в корне выступал гласный [э], передаваемый буквой «есть». Налицо фонетическое несоответствие, заставляющее многих ученых считать ошибочной гипотезу о родстве слов невеста и водить, вести.

Но есть другой глагол, чей корень по звуковому составу прекрасно «вписывается» в древнюю форму слова невѣста. Это глагол *vědati, от которого произошли древнерусское вѣдати и более позднее ведать ‘знать’. Согласно этой версии, праславянская форма лексемы невеста*nevědta, буквально ‘неизвестная’.

В фонетическом аспекте данная гипотеза представляется убедительнее предыдущей. Корневой гласный в словах вѣдати и невѣста совпадает. Сочетание согласных ст образовалось из более древнего *dt, и объяснение этому такое же, как в версии с глаголом вести.

Семантика слова тоже может быть правдоподобно объяснена. Невеста была «неизвестной», т. е. чужой, посторонней, для семьи своего будущего мужа. Кроме того, данное слово могло возникнуть в результате действия табу, вызванного суевериями. У разных славянских народов существовал обычай: жених и члены его семьи во время свадьбы обращались с невестой как с незнакомым, совершенно посторонним человеком. С ней либо почти не разговаривали, либо избегали называть по имени. Это могло продолжаться и в первые несколько дней после заключения брака, когда вчерашняя невеста уже становилась женой. В этом обычае этнографы усматривают попытку обмануть нечистую силу, скрыть от нее переход молодой женщины в другой дом. Начало совместной жизни новобрачных необходимо было уберечь от внимания колдунов и злых духов, иначе супругам и их будущему потомству грозили серьезные беды в дальнейшем. Кстати, благодаря этому же суеверному желанию «спрятать» невесту объясняется обычай покрывать ее платком (впоследствии — фатой) в день свадьбы.

Вернемся к этимологии. Видимо, происхождение слова невеста никогда не будет точно установлено: можно подобрать убедительные аргументы в пользу обеих вышеизложенных гипотез. И все же в настоящее время многим исследователям представляется более надежной вторая версия, поскольку она лучше объясняет фонетический облик слова.

.

Литература:

Откупщиков Ю. В. К истокам слова: рассказы о науке этимологии. — М., 2005.

Трубачев О. Н. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя // Трубачев О. Н. Труды по этимологии: Слово. История. Культура. — Т. 3. — М., 2008.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Т. 3. — М., 1987.

.

Иллюстрация: М. Шибанов «Празднество свадебного договора» (1777).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: