«Пошлый»: превращения смысла

А. М. Васнецов - Торг в древнем Новгороде (1908-1909)

Есть в языке немало слов, которые на протяжении своей истории меняли значение почти до неузнаваемости. Относится к ним и прилагательное пошлый.

Точнее говоря, прилагательным это слово является в современном русском языке. В древнерусском пошьлыи было причастием. Его более ранняя краткая форма пошьлъ образовалась с помощью суффикса -л- от глагола поити́ (пойти).

[Небольшое отступление. У древнерусских причастий с суффиксом -л- вообще была интересная судьба. Их краткая форма в предложении могла играть не только роль определения. Она еще входила в состав перфекта и со временем превратилась в глаголы прошедшего времени (статья об этом здесь). А полная форма этих причастий постепенно утратила связь с глаголами и окончательно перешла в сферу прилагательных. Например: плод долго зрел (глагол прошедшего времени) — апельсин совсем зрелый (прилагательное); я сильно устал (глагол) — взгляд усталый (прилагательное) и др. Аналогичным примером являются современная форма глагола прошедшего времени пошёл и прилагательное пошлый, только их лексические значения сейчас разошлись далеко друг от друга.]

Итак, древнерусское слово пошьлыи было причастием от пойти (современное причастие от этого глагола — пошедший). Одно и древнейших значений — ‘то, что пошло́ (идет) издавна’.

И. И. Срезневский в своих «Материалах для словаря древнерусского языка» выделяет у слова пошьлыи три основных значения:

  • старинный, исконный;
  • искони принадлежавший;
  • прежний, обычный.

Зная это, при переводе древнерусских текстов на современный язык понимаешь, что «пошлые монастырские села» — те, что принадлежали какому-либо монастырю; «пошлое место» — прежнее, обычное.

В древнем Новогороде были «пошлые купцы», состоящие в особом торговом обществе. Чтобы вступить в это общество, нужно было заплатить довольно большую пошлину; звание пошлого купца передавалось по наследству.

Кстати, существительное пошлина (древнерусское пошьлина, пошьлинка) является этимологически родственным слову пошлый. В старинных памятниках письменности его главные значения таковы:

  • старинный, исконный обычай;
  • налог, пошлина.

Второе значение, вероятно, возникло следующим образом: ‘исконный обычай’ > ‘обычный, давний налог’ > ‘налог вообще’.

Слово пошлый сохраняло свои указанные выше значения на протяжении всей древнерусской эпохи. Однажды Иван Грозный в письме 1570 года английской королеве Елизавете I назвал последнюю «пошлой девицей». Это выражение иногда переводят как «старая дева», но по контексту письма здесь более вероятно значение ‘обычная’, т. е. простая, ведущая себя не по-королевски. Вот отрывок из данного письма в переводе Я. С. Лурье: «Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государской чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица».

Коренным образом значение слова пошлый изменилось в эпоху Петра I. Это было время переустройства всех сфер жизни общества. Тогда старинный уклад стал восприниматься как нечто отжившее и устаревшее, нуждающееся в реформировании. Отношение к старине во многом стало отрицательным, и в связи с этим и слово пошлый (‘старинный, исконный’) получило негативный оттенок. В XVIII веке оно стало означать ‘низкий качеством, обыкновенный, неважный’.

Известный поэт и теоретик стихосложения в России XVIII столетия Василий Кириллович Тредиаковский написал как-то раз, что в одной из семинарий учащиеся имеют «пошлые познания в латинском языке». Иными словами, знания семинаристов по этому предмету были отнюдь не блестящими.

Но в целом в то время слово пошлый стало малоупотребительным. Его «возрождение» пришлось на XIX век, причем на протяжении всего столетия значение слова менялось так, что его отрицательная коннотация (эмоциональная окраска) только усиливалась.

«Словарь церковнославянского и русского языка» (1847) сообщает, что пошлый — это:

  • низкий качеством, весьма обыкновенный, маловажный;
  • низкий, простоватый.

Как устаревшие отмечены в словаре значения ‘бывший издавна в обычае или употреблении’ и ‘стародавний, исконный, принадлежавший издавна кому-либо’. Приведено в нем и устойчивое выражение пошлый дурак — «то же, что набитый или совершенный дурак».

В «Евгении Онегине» есть эпизод, когда главный герой танцует с Ольгой Лариной:

Ведет ее, скользя небрежно,

И, наклонясь, ей шепчет нежно

Какой-то пошлый мадригал.

Под мадригалом здесь имеется в виду стихотворный комплимент, а пошлый — это ‘обыкновенный, ничем не примечательный, избитый’.

За довольно короткое время (к 50-60-м годам XIX в.) у слова пошлый развились и другие значения в дополнение к вышеназванным. Это зафиксировано в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля: ‘избитый, общеизвестный’, ‘надоевший, вышедший из обычая’, ‘неприличный, грубый, простой, низкий’, ‘вульгарный, тривиальный’. И только в некоторых говорах это слово еще не имело в то время отрицательной окраски, продолжая древнерусскую традицию употребления. Там пошлый значило ‘возмужалый, зрелый, дошлый, во всех годах’: пошлый парень, пошлая девка.

В XIX веке в русском языке появилось много слов, производных от прилагательного пошлый. Например: пошлость, пошляк, пошлячка, пошлятина, пошлеть, испошлиться, опошлить и др.

Во второй половине столетия и в начале ХХ века названные значения и оттенки слова пошлый продолжают усиливаться. В «Толковом словаре русского языка» под редакций Д. Н. Ушакова (1935) оно определяется так: ‘заурядный, низкопробный в духовном и нравственном отношении, чуждый высших интересов и запросов’, ‘безвкусно-грубый, избитый, тривиальный’.

В русском языке нашего времени данные значения слова пошлый сохраняются, но более четко оформилось и широко распространилось еще одно: ‘содержащий в себе нечто непристойное, неприличное’ (пошлый анекдот, пошлые фотографии).

.

Литература:

Виноградов В. В. История слов. — М., 1999.

Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам: Т. 2. — СПб., 1902.

Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — М., 1964.

Библиотека литературы Древней Руси / РАН; Под ред. Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. А. Алексеева, Н. В. Понырко. — Т. 11: XVI век. — СПб., 2001.

Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин»: Комментарий. — Л., 1983.

На фото: репродукция картины А. М. Васнецова «Торг в древнем Новгороде» (1908-1909).

Вам также может понравиться

Добавить комментарий