«Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко…»

караван верблюдов на рассвете

В современном русском языке это крылатое выражение означает полную невозможность совершить какое-либо действие. Пришло оно из библейских текстов.

Как рассказывается в Евангелии, однажды богатый молодой человек захотел узнать, как спасти ему свою душу, и стал расспрашивать об этом Христа. Иисус ответил, что надо жить согласно заповедям; юноша сказал, что всегда соблюдает их. Тогда Христос назвал еще одно условие: молодой богач должен раздать бедным все свое имущество без остатка. Услышав такое, юноша сильно опечалился и ушел прочь, поскольку даже ради спасения души был не в силах пожертвовать своим огромным состоянием. Согласно евангельской легенде, тогда Христос и произнес знаменитую фразу: «Истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (цитата по синодальному переводу с греческого, Евангелие от Матфея, 19:23-24; аналогичное высказывание есть в Евангелии от Луки, 18:24-25).

Эти слова основателя христианства уже многие века вызывают душевный дискомфорт у многих читателей Евангелия — особенно состоятельных, желающих и в Царство Небесное попасть, и на земле жить безбедно. Жесткое высказывание Христа издавна стараются истолковать так, чтобы смягчить его смысл. Ведь если воспринимать фразу буквально, у богатых не может быть надежды на спасение души: верблюда в игольное ушко нельзя протолкнуть ни при каких условиях…

Неоднократно высказывалось предположение, что в данном евангельском эпизоде слова Христа переданы неверно или ошибочно поняты. Вызвано ли такое мнение вышеописанным душевным дискомфортом, утверждать мы не беремся, да это и неважно. Куда интереснее рассмотреть альтернативные прочтения.

Ворота в Иерусалиме

Существует предположение, что под игольным ушком в евангельском тексте надо понимать не отверстие в иголке для шитья, а особые городские ворота. Будто бы в древнем Иерусалиме был тесный проход в крепостной стене, который из-за малого размера назывался «игольным ушком». Человек мог в него пробраться, а вот для верблюда — крупного животного — это было очень сложно (хотя уже не казалось таким невозможным, как в случае со швейной иглой).

В девятнадцатом столетии на территории Иерусалима во время археологических раскопок обнаружили часть древней городской стены с маленьким входом. Видимо, через него попадали в город припозднившиеся путники в вечерние и ночные часы, когда большие городские ворота были закрыты. Лаз в стене в настоящее время находится на территории православного Александровского подворья в Иерусалиме и на первый взгляд служит подтверждением того, что Христос говорил не об иголке, а о воротах.

Однако нет никаких доказательств, что найденный проход именовался в древности «игольным ушком». Ни в одном древнем тексте нет упоминаний об этом или любом другом иерусалимском входе с таким названием. Так что версию с воротами следует признать необоснованной.

Корабельный канат

Другая гипотеза выглядит правдоподобнее. Согласно ей, в евангельских текстах произошла замена слова: первоначально речь шла вовсе не о верблюде (kamêlos по-гречески), а о корабельном канате (kamílos). Со временем произношение этих слов в греческом совпало, что способствовало путанице.

Итак, по этой версии, возможность спасения души богача Христос сравнивал с продеванием толстого каната в игольное ушко. Дело весьма затруднительное, но ощущения полной безнадежности не вызывает.

Однако большинство нынешних ученых признают и эту версию ошибочной. В своих выводах они опираются на данные семитских языков.

Верблюд и иголка

В Талмуде есть выражение, похожее на евангельское, только говорится там не о верблюде, а о слоне. У арабов до сих пор сохранилась поговорка, употребляющаяся в ситуации, когда человек предпринимает что-либо невыполнимое: «Он гонит слона через игольное ушко». Это выражение первоначально имело буквальный смысл, означало невозможность провести большое животное сквозь маленькое отверстие. Впоследствии было метафорически переосмыслено и стало значить полную невозможность какого-либо дела. Поскольку у древних семитов самыми большими животными были слон и верблюд, неудивительно, что именно они и попали в поговорку.

Слово kamêlos ‘верблюд’ в греческом языке не исконное: у него семитское (арабское или древнееврейское) происхождение. Скорее всего, из семитских языков в греческий пришла и поговорка про верблюда.

Таким образом, фразу Христа следует понимать дословно. Альтернативные способы прочтения не просто малоубедительны. Они ослабляют, смягчают образ в основе выражения, давая богатым людям мизерную, но все-таки надежду. Между тем далее по тексту Христос говорит о полной невозможности для богача попасть в Царство Небесное: спасение своей души для такого человека — дело непосильное, здесь может помочь лишь вмешательство Бога. Яркая образность поговорки про верблюда помогает донести эту мысль до слушателей.

.

Литература:

Мокиенко В. М. В глубь поговорки. — СПб., 2005.

Шулежкова С. Г. «И жизнь, и слезы, и любовь…»: Происхождение, значение, судьба 1500 крылатых слов и выражений русского языка. — М., 2011.

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея: Комментарий. — М., 2002.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: