Перемывать косточки | О жизни слов

«Перемывать косточки»

Гужавин М. Сплетницы (1927)

Во многих источниках можно прочитать, что выражение перемывать косточки пришло к нам из глубокой древности и появилось благодаря обряду так называемого «вторичного погребения». У разных народов, в том числе и у славян, существовал обычай: через несколько лет после смерти человека его останки выкапывали из земли, перебирали и промывали, а затем перезахоранивали. В процессе перемывания костей вспоминали покойного, говорили о нем. Отсюда и пошло выражение перемывать кости в значении ‘говорить о ком-либо’ (первоначально в нейтральном или положительном ключе). Со временем фраза приобрела отрицательный эмоциональный оттенок и стала означать сплетни, недоброжелательное обсуждение кого-либо.

Такое объяснение правдоподобно и убедительно. Вполне возможно, что оно истинное. И все же мы не можем быть полностью уверены, что фразеологизм перемывать косточки возник именно так, а не иначе.

Время появления этого фразеологизма нам неизвестно. В литературных текстах он встречается с середины XIX века; видимо, именно тогда он попал из народной речи в литературный язык. Форма выражения обладает небольшой вариативностью: перемывать (также употреблялись глаголы вымыть, промывать) косточки (кости). Есть еще варианты перебирать косточки и разбирать по косточкам, однако они являются более поздними.

Конечно, если выражение фиксируется на письме лишь с XIX века, то это еще не значит, что в живой речи оно не употреблялось раньше. Можно даже допустить, что выражение перемывать косточки на самом деле очень древнее и пришло из дохристианской эпохи, где возникло как отражение обряда «вторичного погребения» с промыванием останков покойного. Проблема в том, что нет свидетельств о бытовании этого обычая у наших тогдашних предков. В VI – IX вв. славяне сжигали тела умерших; в наши дни при раскопках пережженные остатки костей иногда находят тщательно очищенными от золы и углей. Археологи считают, что они могли быть промыты. Но мытье здесь — этап единого погребального обряда, без перезахоронений.

В древнерусскую эпоху обычаи уже изменились. Так, вторичное погребение практиковали древнерусские монахи (например, в Киево-Печерском монастыре); эту традицию они переняли примерно в XI веке у греков. О бытовании вторичного погребения у остального населения Древней Руси точных сведений нет. «Повесть временных лет» сообщает, что в 1044 году по распоряжению Ярослава Мудрого были извлечены из могил кости Олега и Ярополка — братьев Владимира Крестителя. Над останками князей провели обряд крещения, затем похоронили их в церкви. Вот, пожалуй, и все упоминания…

Однако вторичное погребение было широко распространено у южнославянских народов (болгар, сербов, македонцев и др.). Об этом есть многочисленные подробные свидетельства, поскольку данный обычай существовал даже в ХХ веке. У южных славян бытовало представление, что душа человека после смерти только тогда освобождается полностью, когда истлевает тело в земле. Через несколько лет после первых похорон могилу раскапывали, дабы оценить состояние останков, промыть их и снова захоронить. Если от тела к тому времени оставался лишь скелет, это считалось хорошим знаком. В случае, когда труп истлевал не полностью, предполагали проклятие на покойном или совершённый им при жизни тяжкий грех, мешающий душе найти успокоение. Но больше всего опасались обнаружить в могиле совершенно не поврежденное разложением тело: согласно народным верованиям, такое случалось, если покойный был упырем. Он вылезал по ночам из могилы и питался кровью живых людей. Поэтому при нахождении хорошо сохранившегося мертвеца требовалось вбить ему в грудь осиновый кол.

Откуда и в какое время появилось вторичное погребение и перемывание останков у южных славян? Был ли этот обряд заимствован у греков или являлся наследием собственной языческой традиции? Насколько он был распространен у других славянских народов? Ответов пока нет.

Подытожим сказанное. Существовал ли у наших предков обычай вторичного погребения в языческую эпоху, точно неизвестно. Во времена Древней Руси как минимум иногда такое практиковали (вспомним о монахах и перезахороненных князьях). Могло ли произойти устойчивое выражение перемывать кости от вышеназванного обычая? Или вообще от обычая промывать кости — неважно, целые или сожженные? Конечно, но ключевое слово здесь — могло. Точных свидетельств нет. Поэтому утверждение, что данный фразеологизм берет начало в древнем похоронном обряде, точнее будет сопровождать оговоркой «возможно» или «скорее всего»…

.

Литература:

Виноградов В. В. История слов. — М., 1999.

Шанский Н. М. В мире слов. — М., 1985.

Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого. — Т. 4. — М., 2009.

Исследования в области балто-славянской духовной культуры: Погребальный обряд. — М., 1990.

Русанова И. П. Славянские древности VI – IX вв. между Днепром и Западным Бугом // Свод археологических источников. — Вып. Е1-25. — М., 1973.

.

Иллюстрация:

Гужавин М. «Сплетницы» (1927, фрагмент).

Вам также может понравиться

Добавить комментарий