«Собаку съел»

собака

Фразеологизм собаку съел (на/в чем-либо) означает ‘является знатоком, имеет богатый опыт в чем-либо’. Этот факт известен всем, кто говорит по-русски. Но если задуматься о происхождении оборота, то он сразу представится весьма загадочным. Как связан высокий уровень умений или знаний с поеданием собак? На этот вопрос исследователи пытаются найти ответ уже более века. Приведем наиболее известные версии.

Усталость от работы

Языковед А. А. Потебня считал, что оборот собаку съел появился в речи крестьян. В страду они работали в поле с раннего утра до вечера, а ведь труд земледельца был очень тяжелым. Потебня предположил, что в деревенской среде по этому поводу могли говорить что-то вроде устанешь, с голоду и собаку бы съел.

Эта версия неоднократно подвергалась критике. Во-первых, в русском языке выражение устанешь, с голоду и собаку бы съел никогда не было устойчивым. Во-вторых, из него не очень хорошо выводится современное значение оборота собаку съел. Разве что так: долгое занятие какой-либо работой улучшает навыки и умения человека.

Щи с собачатиной

Еще менее убедительное объяснение приводил этнограф XIX в. С. В. Максимов в книге «Крылатые слова». Он записал народную байку о том, как однажды жители Петрозаводского уезда чуть было не наелись на свадьбе собачьего мяса. Будто бы сварила мать жениха с вечера щей, желая наутро новую родню угостить. Поставила кушанье на загнетку русской печи, чтобы оно упрело как следует. А ночью на печке ощенилась хозяйская собака. Ее щенки, которым стало слишком жарко, расползлись в стороны, некоторые прямо в щи упали. Утром гости на свадьбе увидели в щах собачьи морды…

Эту версию лингвисты давно не рассматривают всерьез. Не только потому, что записанный Максимовым рассказ полон несообразностей и является явным вымыслом в жанре байки или фольклорного анекдота. Самое главное — он совершенно не объясняет, как у выражения собаку съел появилось значение ‘стал знатоком или умельцем’. Никто из петрозаводцев на злосчастной свадьбе ничему не научился, только посмешищем стал…

Справедливости ради отметим, что С. В. Максимов и сам сомневался в истинности своей версии. В примечаниях к тексту он задался вопросом: не вернее ли искать истоки выражения собаку съел в обычаях церковных певчих и дьячков? Дело в том, что некоторые чтецы и псаломщики считали показателем мастерства быстрое произнесение текстов во время службы. Они говорили торопясь, чуть не захлебываясь, будто собаки лаяли. А еще во многих церквях службы проводились по принципу «чем быстрее, тем лучше». В этом случае все участники произносили положенные слова, не дожидаясь друг друга: хор пел, чтецы читали, священники возглашали — и все это одновременно. Разобрать в таком гвалте человеческие слова было очень трудно. Возможно, предполагает Максимов, прихожане сетовали по поводу чтецов: вот, и правда человек в грамоте собаку проглотил, раз лает по-собачьи, читая по книге…

Эта мысль перекликается немного с одной из современных гипотез (см. к концу статьи, в пункте об уподоблении человека собаке по «брехливости»), но церковные певчие к возникновению данного оборота все же не имеют отношения.

Усеченная поговорка

Языковед Н. М. Шанский считал загадочный фразеологизм сокращением поговорки, зафиксированной в словаре В. И. Даля: собаку съел, только хвостом подавился. Так говорили о человеке, который сделал трудное дело и не справился с простым. Почему трудное дело ассоциируется с поеданием собаки? Возможно, потому, что мясо собак невкусное, и съесть целое животное действительно очень сложно.

Со временем от поговорки осталась лишь первая часть. Ее семантика изменилась, по мнению Н. М. Шанского, вполне логично: кто может справиться с трудным делом, тот является в нем мастером.

Китайская кулинария

И не только китайская, конечно. В культуре разных народов в прошлом и настоящем известно использование собачатины в качестве пищи для людей. На замечание о том, что собаки невкусны (см. предыдущую гипотезу) многие жители Азии могут резонно возразить: «Вы просто не умеете их готовить!» А в древности собачье мясо употреблялось в пищу у большего числа народов, чем теперь. Не гнушались им и в Древней Греции и Риме. Возможно, русские люди придумали выражение собаку съел, узнав о чужеземных обычаях?

Маловероятно, что это так. Во-первых, об обычаях и истории других народов русские крестьяне знали немного — по той причине, что среди крестьян грамотных было мало. Образованные представители «высших» сословий, конечно, имели представление об иноземных кулинарных предпочтениях… Вот только оборот собаку съел активнее употреблялся именно в крестьянской среде, где он, видимо, и возник. Во-вторых, особенности национальных кухонь других народов трудно связать с семантикой русского фразеологизма.

Игра в кости

Довольно необычная версия, возводящая наш оборот к глубокой индоевропейской древности. Известно, что в древнеиндийской культуре (и, видимо, не только в ней) собака была символом неудачного броска в ритуальной игре в кости. Поэтому, например, в поэме «Ригведа» (Х в. до н.э.) убийца собаки — это удачливый игрок. Некоторые исследователи предполагали, что русское выражение собаку съел восходит к этой же метафоре. Данная идея выглядит малообоснованной, никаких надежных подтверждений не имеет.

Уподобиться собаке

Несколько гипотез о происхождении фразеологизма основаны на одной общей и, как представляется, верной идее: собаку съел буквально значит ‘уподобился собаке (в чем-либо)’. Такое значение могло развиться на основе архаического мотива, широко роспространенного в верованиях и сакрально-мифологических представлениях разных народов. А именно: в определенных случаях едок уподобляется тому, что (или кого) он ест. На этом основан, например, известный у многих племен обычай поедать сердца убитых врагов. Считалось, что с такой пищей воин получит храбрость и силу поверженного противника.

Отметим сразу: ритуалов с поеданием собак у славян, по всей видимости, не было. Но имелось мифологическое представление, что едок может приобрести черты поедаемого объекта. Следы таких верований находят и в фольклоре, и в языке.

Но в чем же человек уподоблял себя собаке? Тут есть разные предположения, рассмотрим основные.

  • В русском языке существовало выражение беса съел ‘приобрел большой опыт в чем-либо, стал умельцем’; буквально — ‘стал подобным бесу’. Параллель с фразеологизмом собаку съел напрашивается сама собой. На вопрос о связи нечистой силы с опытом и навыками человека можно ответить так: в народных представлениях бесы — существа хитрые, обладающие многими знаниями и умениями, в том числе сверхъестественными. Поэтому ‘стал подобным бесу’ следует понимать в данном случае как ‘стал очень опытным, хитрым и знающим, как бес’. Можно предположить, что исходный смысл выражения собаку съел такой же, тем более что в народных поверьях собака нередко считалась животным, связанным с нечистой силой.
  • В латинском языке существовала поговорка linguam caninam comedit ‘много говорит, разглагольствует без меры’. Буквально — ‘язык собачий съел’. А в некоторых русских диалектах фразеологизм собаку съел / сожрал зафиксирован в значениях ‘умеет поговорить, занять разговором кого-л.’, ‘поругался, выбранил кого-то’. Собаки, как известно, часто ведут себя шумно, лают много и громко. Может быть, собаку съел первоначально означало ‘стал брехливым, как собака’? Далее значение могло измениться от ‘умеет много говорить’ к ‘умеет делать что-либо’.
  • Еще одна гипотеза выделяет такое качество хорошей собаки, как способность обучаться. Этот домашний зверь издавна помогает человеку на охоте, в охране жилища, в присмотре за скотом на пастбище. Чтобы хорошо справляться с работой, собаки должны научиться действовать определенным образом. Возможно, собаку съел тот, кто уподобился этому животному по обученности, наличию необходимых для дела навыков и опыта?..

Пока вопрос о происхождении данного оборота остается открытым, а само выражение — одним из самых трудных для этимологического анализа.

.

Литература:

Бирих А. К., Мокиенко В. М., Степанова Л. И. Словарь русской фразеологии: Историко-этимологический справочник. — СПб., 1998.

Варбот Ж. Ж. Еще о «съевшем собаку» и зге (семантическое развитие фразеологизмов и лексем, входящих в их состав) // Этнолингвистика. Ономастика. Этимология: Материалы IV Международной научной конференции, Екатеринбург, 9–13 сентября 2019 г. — Екатеринбург, 2019.

Леонтьева Т. В. Идиома собаку съесть: семантико-мотивационная реконструкция // Вестник Томского государственного университета. — Томск, 2017.

Шанский Н. М. Фразеология современного русского языка. — СПб., 1996.

Максимов С. В. Крылатые слова. — М., 1955.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / Под ред. И. А. Бодуэна де Куртенэ. — Т. 4. — СПб., 1909.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 2
  1. Игорь

    Здравствуйте, спасибо за статью. Вопрос, а может ли это быть искажение фразы? Не собаку съел, а собакой съел. То есть быстро. В один присест. Надолго собаке блин))))

  2. Admin (автор)

    Пожалуйста) Вряд ли. Выражение «собакой съел» нигде не зафиксировано. Идет ли в подобных оборотах речь о собаке или о бесе — всегда употребляется форма винительного падежа.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: