Изменения праславянских сочетаний согласных | О жизни слов

Изменения праславянских сочетаний согласных перед *j и гласными переднего ряда

В прошлой статье было рассмотрено преобразование одиночных согласных звуков в позиции перед *j в праславянском языке. Но в этой же позиции изменениям подвергались и сочетания согласных. Рассмотрим примеры.

Сочетания зубных согласных перед *j

В этой позиции они превращались в сложные мягкие шипящие звуки:

*stj > š’t’š’: *tьstja > древнерусское тьща [т˙ьш’ч’а] > современное русское тёща (ср. тесть);

*zdj > ž’d’ž’: *(pri)gvozdjǫ > древнерусское [пр’игвож’д’ж’у] > современное пригво[ж’ж’]у, ср. гвозди.

В южнославянских диалектах у этих сложных гласных утратился конечный элемент, так что в итоге *stj > š’t’ (например, старославянское тьшта [т˙ьш’т’а]), а *zdj > ž’d’ (старославянское пригвождѭ [пр’игвож’д’ǫ].

Сочетания зубных и задненёбных согласных перед *j

В результате ассимиляции образовались такие же сложные мягкие шипящие звуки, как и в предыдущем случае.

*skj > š’t’š’: *iskjǫ > др.-русск. ищу [иш’ч’у] > совр. ищу (форма 1 л. ед. ч. глагола искать);

*zgj > ž’d’ž’: *dъzgjь > др.-русск. дъждь [дъж’д’ж’ь] > совр. дождь; ср. родственное по происхождению старолитовское duzgeti ‘глухо стучать’.

В южнославянских диалектах конечные элементы этих сложных звуков утрачивались. Отсюда старославянское иштѭ [иш’т’ǫ], дъждь [дъж’д’ь] и др.

Ассимиляция сочетаний согласных перед гласными переднего ряда

Сочетания зубных и задненебных согласных превращались в шипящие не только под воздействием *j. Сходные изменения происходили, если за данными сочетаниями следовали гласные переднего ряда [i], [e], [ě], [ь], [ę].

Первая палатализация заднеязычных (краткая информация о ней здесь) затронула не только одиночные согласные, но и некоторые их сочетания с другими звуками. Так, сочетания *sk и *zg перед гласными переднего ряда превращались в те же сложные мягкие шипящие звуки, что и в позиции перед *j, и так же в южнославянских диалектах их последний элемент утрачивался.

*sk > š’t’š’: *voskiti > древнерусское вощити [вош’ч’ит˙и], старославянское воштити [вош’т’ит˙и], современное русское вощить; ср. воск.

*zg > ž’d’ž’: *mozgiti > др.-русск. [мож’д’ж’ит˙и], совр. русское размо[ж’ж’]ить, сербохорватское мòждина ‘костный мозг’; ср. мозги.

В позиции перед гласными переднего ряда преобразовывалось и сочетание *kt, которое в слове могло быть исконным, а могло и развиться из *gt из-за оглушения *g перед *t. В диалектах, легших в основу древнерусского языка, результат смягчения этого сочетания был следующим:

*kt > č’: *pekti > древнерусское печи > современное русское печь (глагол в инфинитиве);

*gt > kt > č’: *mogti > др.-русск. мочи > совр. русск. мочь.

Благодаря перечисленным изменениям сочетаний согласных сформировался современный облик многих русских слов. Например:

ночь — из *noktĭ, *kt > ч, ср. литовское naktìs, немецкое Nacht;

дочь — из *dŭktĭ, *kt > ч, ср. литовское duktė, английское daughter;

щенок — из *ščenę, где *šč < sk (об этом слове подробнее см. в конце статьи по ссылке);

щемить — из *ščemiti, где *šč < sk, ср. родственное оскомина.

.

Литература:

Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — М., 2009.

Хабургаев Г. А. Старославянский язык. — М., 1974.

Иванова Т. А. Старославянский язык. — СПб., 1998.

Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2-х тт. — М., 1999.

.

Иллюстрация: Н. К. Рерих «Гонец» (1897).

Вам также может понравиться

Добавить комментарий