Изменения согласных перед *j в праславянском языке | О жизни слов

Изменения согласных перед *j в праславянском языке

Рерих Н. К. Эскиз декорации к балету "Весна священная"

В давней статье говорилось о звуковых чередованиях, возникших в результате смягчения заднеязычных согласных [г], [к], [х] под влиянием гласных переднего ряда. Друг — друзья — дружный, лик — лицо — личина и многие другие примеры…

Как полагают исследователи, не только соседство с гласными переднего ряда приводило к изменениям согласных. Преобразования происходили и перед звуком *j. В этой позиции согласные еще в общеславянскую эпоху стали подвергаться ассимиляции с *j, т. е. уподоблялись ему по артикуляции. Сам *j в результате данных преобразований исчезал. Конечный результат изменений зависел от места образования ассимилированных звуков.

Под местом образования согласного понимается то место в органах речи, где возникает смычка или щель, преодолеваемая воздушной струей при произнесении данного звука. Например, [j] является среднеязычным и средненёбным звуком, так как при его артикуляции средняя часть спинки языка поднимается к средней (твердой) части нёба. А вот названные выше [г], [к], [х] — заднеязычные и задненебные.

Органы речи

Почему ассимилировались согласные в сочетании с *j, точно не известно. Есть предположения, что это было связано с действием тенденции к слоговому сингармонизму или с тенденцией к открытости слога.

Перечислим сначала те результаты ассимиляции, которые были одинаковы для большей части диалектов праславянского языка.

Переднеязычные сонорные согласные

В сочетании с *j они передвигались по месту образования к средней части нёба и из твердых или полумягких становились абсолютно мягкими.

*nj > n: *ranjǫ > древнерусское раню (1 л. ед. ч. от глагола ранити) > современное раню; *konjŏs > древнерусское конь > современное конь;

*lj > l: *veljǫ >древнерусское велю (1 л. ед. ч. от глагола велѣти) > современное велю; *voljā > древнерусское вол > современное воля;

*rj > r: *darjǫ > древнерусское дарю (1 л. ед. ч. от глагола дарити) > современное дарю; *burjā > древнерусское боур > современное буря.

Заднеязычные согласные

Результат ассимиляции с *j у этих звуков тот же, что и при первой палатализации под влиянием гласных переднего ряда (переход в мягкие шипящие):

*gj > ž’ ([ж’]): *storgjŏs > др.-русск. сторожь [сторож’ь] ‘сторож’ (ср. стерегу); *lъgjā > др.-русск. лъжа [лъж’а] ‘ложь’ (ср. лъгати ‘лгать’);

*kj > č([ч’]): *plakjǫ >др.-русск. плачю (1 л. ед. ч. от глагола плакати) > совр. плачу; *sěkjā > др.-русск. сѣча > совр. сеча (ср. секира, секу);

*chj > š([ш’]): *duchjā > др.-русск. доуша [душ’а] > совр. душа (ср. дух); *suchjā > др.-русск. соуша [суш’а] > совр. суша (ср. сухой).

Зубные фрикативные согласные

Фрикативными, или щелевыми, называются согласные звуки, при произнесении которых воздушная струя проходит не через смычку, а через узкую щель в ротовой полости. При артикуляции зубных фрикативных согласных воздух идет через щель между зубами и передней частью языка. Это звуки [с] и [з].

В праславянском языке в позиции перед *j они переходили в мягкие шипящие:

*sj > š([ш’]): *prosjǫ >др.-русск. прошю (1 л. ед. ч. от глагола просити) > совр. прошу; *nosjā > др.-русск. ноша [нош’а] > совр. ноша (ср. носить, донос);

*zj > ž([ж’]): *vęzjǫ >др.-русск. вѧжю (1 л. ед. ч. от глагола вѧзати) > совр. вяжу; *nozjŏs > др.-русск. ножь > совр. нож (ср. заноза, пронзить).

Переходим к согласным, чья ассимиляция с *j дала разные результаты в разных праславянских диалектах.

Зубные смычные согласные

При артикуляции этих звуков воздушная струя в ротовой полости преодолевает препятствие в виде смычки между зубами и передней частью языка. Таковы согласные [т] и [д].

В праславянских диалектах, легших в основу восточнославянского (древнерусского) языка сочетания этих согласных с *j изменились следующим образом:

*tj > č([ч’]): *chotjǫ >др.-русск. хочю (1 л. ед. ч. от глагола хотѣти) > совр. хочу; *světjā > др.-русск. свѣча > совр. свеча (ср. свет);

*dj > ž([ж’]): *chodjǫ >др.-русск. хожю (1 л. ед. ч. от глагола ходити) > совр. хожу; *sadjā > др.-русск. сажа [саж’а] > совр. сажа (ср. осадок).

В других диалектах праславянского языка ассимиляция шла иначе. Например, в старославянском и болгарском языках наблюдаются результаты следующего перехода:

*tj > št([шт’]): *chotjǫ >старославянское хоштѭ (хощѭ, 1 л. ед. ч. от глагола хотѣти); *světjā > старославянское свѣшт, свѣща (ср. современное болгарское свещ).

*dj > žd([жд’]): *chodjǫ >ст.-сл. хождѭ (1 л. ед. ч. от глагола ходити); *sadjā > ст.-сл. сажд.

Отсюда вытекают некоторые признаки, по которым заимствования из старославянского языка отличаются от исконно русских слов и их частей. Звук [ч] в исконно русских словах и морфемах соответствует звуку [щ] (из [ш’т’]) в старославянизмах, соответственно и звук [ж] соотносится с сочетанием [жд]. Приведем несколько примеров:

Исконно русские слова Старославянизмы
свечение освещение
горячий горящий
Печора пещера
невежа невежда
одёжа одежда
меж между

Губные согласные

При их артикуляции воздушная струя преодолевает смычку между губами (смычные губно-губные звуки [п], [б], [м]) или проходит в щель между верхней губой и нижними зубами (фрикативные губно-зубные звуки [ф], [в]). Но это касается современной звуковой системы русского языка; в праславянскую эпоху состав губных согласных был несколько иным. Там отсутствовал звук [ф], а современному [в] первоначально соответствовал фрикативный губно-губной [w]; точное время его превращения в губно-зубной [v] ([в]) неизвестно.

Ассимиляция губных согласных с *j в праславянском языке дала весьма интересные результаты. Поскольку губные звуки не могли непосредственно уподобиться язычному *j по месту образования, между ними появился мягкий язычный согласный [l’] («l epentheticum», т. е. «эль вставной»).

*pj > pl: *vopjŏs>древнерусское вопль (ср. вопити); *kap > древнерусское капл (ср. капати);

*bj > bl: *rub>др.-русск.рублю (1 л. ед. ч. от глагола рубити); *bjudo > др.-русск. блюдо;

*mj > ml: *kŏrm>др.-русск.кърмлю (1 л. ед. ч. от глагола кърмити ‘кормить’); *zem > древнерусское земл (ср.земныи, земной);

*vj > vl: *lov>др.-русск.ловлю (1 л. ед. ч. от глагола ловити); *lov > древнерусское ловлꙗ.

Если сочетание губного согласного с *j находилось в начале слова, то результаты ассимиляции были одинаковы во всех праславянских диалектах. Если же это сочетание находилось на границе основы слова и его окончания, то здесь «l epentheticum» в западнославянских и некоторых южнославянских говорах не развился вообще (либо развился, но позже утратился). Например: русское земля — болгарское земя́, чешское země, польское ziemia.

Первоначально все чередования звуков были фонетическими, т. е. появившимися в результате действующих в языке фонетических тенденций. При этом, как можно заметить, изменения звуков часто происходили в определенных грамматических формах (например, в глаголах 1 лица единственного числа изъявительного наклонения: ходить — хожу, купить — куплю). Со временем, когда прежние фонетические тенденции утратили свою силу, чередования сохранились и из фонетических стали морфологическими, превратились в средство образования грамматических форм. Поэтому замена звуков по древней схеме происходит даже в относительно новых словах, которых не было и не могло быть в праславянском языке: графить — графлю, напомадить — напомажу и др.

Звук [j] в праславянскую эпоху воздействовал на предшествующие согласные сильнее, нежели в более поздние периоды. В позиции перед ним значительно преобразовывались не только одиночные звуки, но и их сочетания. Об этом пойдет речь в следующей статье.

.

Литература:

Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — М., 2009.

Хабургаев Г. А. Старославянский язык. — М., 1974.

Иванова Т. А. Старославянский язык. — СПб., 1998.

Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам.

.

Иллюстрация: Рерих Н. К. Эскиз декорации к балету «Весна священная»

Вам также может понравиться

Добавить комментарий