Почему не совпадают номера склонений

студентка с книгой

Когда дети изучают в школе имена существительные, они запоминают основные типы склонения в следующем виде:

  • I – существительные мужского и женского рода с окончаниями -а, -я в именительном падеже;
  • II – существительные мужского рода с нулевым окончанием и среднего рода с окончаниями -о, -е;
  • III – существительные женского рода с нулевым окончанием.

Но если вчерашний школьник выберет для получения высшего образования филологическую специальность, он обнаружит, что нумерация склонений в школьной и академической грамматике разная. Меняются местами первые два склонения: то, которое в школе называлось первым, в вузовских учебниках именуется вторым, и наоборот. Данный факт обнаруживают и люди, не имеющие специального филологического образования, но по какой-либо надобности обратившиеся к академическим справочникам по русскому языку. Несовпадение нумерации создает некоторые неудобства, и многие задаются вопросом: почему номера склонений разные?

Ответ на этот вопрос довольно прост: так сложилось исторически. Это традиция, насчитывающая уже более сотни лет. Принятую ныне в школьной грамматике нумерацию можно обнаружить еще в учебниках второй половины XIX в. Восходит она к «Русской грамматике» М. В. Ломоносова (1755), где приводится такая классификация склонений:

  • первое – имена мужского и женского рода (слуга, изба, дядя, доля);
  • второе – имена мужского и среднего рода (сокол, якорь, солнце, слово);
  • третье – имена среднего рода на (время, семя, теля);
  • четвертое – имена женского рода на (добродетель).

Позже, во второй половине XVIII века, ту же классификацию существительных по типам склонений использовал в своей «Российской грамматике» лингвист А. А. Барсов (его работа увидела свет почти через два столетия — в 1981 году).

В XIX веке третье склонение, которое выделял М. В. Ломоносов, исключили из перечня основных типов, и группу слов на -мя назвали разносклоняемыми. Соответственно, нумерация сдвинулась, и бывшее четвертое склонение стало третьим.

Академическая грамматика в XIX в. отошла от классификации М. В. Ломоносова, и здесь сложилась иная «система отсчета». Многие языковеды XIX–ХХ столетий предлагали свои классификации склонений. Например, известный российский лингвист А. Х. Востоков в «Русской грамматике» 1844 г. делил все существительные на два типа: правильные (одинаково склоняемые) и неправильные (разносклоняемые). В составе правильных он насчитывал два склонения: первое (существительные мужского и среднего рода) и второе (женский род).

В «Краткой русской грамматике» Н. И. Греча (1847) выделено три типа склонений в зависимости от рода — мужского, среднего и женского.

В 1852 году была издана работа филолога и философа И. И. Давыдова «Опыт общесравнительной грамматики русского языка». Автор предлагал классификацию из пяти типов склонений:

  1. Имена мужского рода типа стол, конь, обычай.
  2. Имена мужского и женского рода на -а (-я): вода, пуля, мужчина.
  3. Имена среднего рода: окно, число, море.
  4. Слова женского рода типа церковь, дочь.
  5. Слова на -мя и : темя, племя, дитя.

Труд языковеда В. А. Богородицкого «Общий курс русской грамматики» вышел в 1935 году. Подобно Н. И. Гречу, автор делил существительные на три типа склонений по родам: мужскому, женскому и среднему. С важным дополнением: каждое такое склонение имело разновидности — основную и побочную (в побочные входили слова, отличающиеся от основных разновидностей особенностями в падежных окончаниях).

Академик В. В. Виноградов в книге «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (1947) распределил существительные по склонениям следующим образом:

  1. Существительные мужского рода с нулевым окончанием и среднего рода с окончаниями -о, -е.
  2. Существительные женского рода с нулевым окончанием.
  3. Существительные мужского и женского рода на .

Как видим, в большинстве классификаций склонение существительных мужского рода с нулевым окончанием и среднего рода с окончаниями -о, -е стоит в списке первым, а склонение слов мужского и женского рода с окончанием -а (-я) нередко оказывается вторым. Такой же последовательности придерживаются вышедшие под эгидой Академии наук грамматики второй половины ХХ и начала XXI вв. Это «Грамматика русского языка» (у нее было два издания: 1952-1954 и 1960 гг.) и «Русская грамматика» (издания 1980 и 2005 г.).

Известно, что существительные первого (по «академическому счету») склонения являются самой многочисленной группой слов по сравнению со вторым и третьим склонениями. Это, пожалуй, единственное относительно важное основание для его первого места в списке. Но в целом это не слишком принципиально. Нумерация — вещь условная, во многом подверженная влиянию традиции. По-настоящему важными для характеристики склонений являются не их порядковые номера и даже не количество относящихся к ним слов, а грамматические и формальные признаки существительных (в первую очередь — грамматический род).

Несовпадающая нумерация, конечно, поначалу доставляет неудобства студентам-филологам. Но переучиться им в данном случае очень легко. Сложнее будет изменить традицию школьного преподавания. Например, все учебники и пособия по русскому языку придется полностью заменить на новые: детей, только начавших осваивать морфологию, разнобой в цифрах запутает гораздо сильнее, чем подготовленных студентов. К тому же для понимания системы склонений и умения определять их типы нумерация не существенна. Поэтому (по крайней мере, в обозримом будущем) вряд ли школьную грамматику будут ждать изменения.

Разная нумерация склонений наблюдается также в научных работах и вузовских учебниках, где речь идет о грамматике древнерусского и старославянского языков (напомним, что там было шесть типов склонений). Причина та же — нумерация не играет существенной роли.

.

Литература:

Плотникова-Робинсон В. А. Нумерация склонений существительных // Русская речь. — 1968. — № 6.

Русская грамматика / Гл. ред. Н. Ю. Шведова. — Т. 1. — М., 1980.

Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. — М., 2001.

«Российская грамматика» А. А. Барсова. — М., 1981.