Исторические изменения словообразовательной структуры слов

А. Д. Кившенко «Чтение народу Русской Правды в присутствии великого князя Ярослава» (1880)

Как мы уже неоднократно говорили, язык на всех своих уровнях меняется с течением времени. Морфемный состав и словообразовательная структура слов тоже подвержены этим процессам. Рассмотрим подробнее, какие изменения в них могут происходить.

Опрощение

Это изменение выражается в том, что производная основа слова, состоящая из отдельных морфем, со временем может превратиться в непроизводную, нечленимую, в которой все морфемы «срослись» в один корень. Этот процесс тесно связан с деэтимологизацией слов, т. е. с утратой ими прежних смысловых связей.

Приведем примеры. В слове веник в современном русском языке непроизводная основа, совпадающая с корнем: веник-. Но почему орудие для подметания названо именно так? Современный носитель русского языка вряд ли ответит на этот вопрос, если не заглянет в специальную литературу или в интернет. Дело в том, что веник получил название по способу его изготовления. Существительное веник в прошлом было образовано от вен ‘венок; связка веток’ с помощью суффикса -ик-. В свою очередь, слово вен восходит к глаголу *viti ‘вить’ и буквально означает ‘то, что свито’.

Лексема вен сохранилась до наших дней в некоторых русских диалектах, но в литературном языке она отсутствует. Это и стало причиной того, что слово веник стало восприниматься большинством говорящих по-русски людей как непроизводное. Бывший суффикс -ик- в нем стал частью корня.

Еще пример. Глагол воспитать пришел из церковнославянского языка, этимологически является производным от питати ‘кормить, насыщать’ и когда-то имел в своем составе приставку воз-. Однако первоначальное значение слова воспитать — ‘вскормить’ — впоследствии утратилось. Новые смыслы ‘вырастить ребенка, воздействуя на его духовные, нравственные и физические качества’, ‘привить кому-либо определенные чувства или навыки’ оказались слишком слабо связанными (или вовсе не связанными) с первоначальным значением ‘кормить’. Глагол воспитать потерял семантическую связь с питать и стал восприниматься в сознании говорящих как непроизводный. Приставка воз- (вос-) перестала быть отдельной морфемой и вошла в состав корня.

Иногда к опрощению основы может привести изменение значения не производного слова, а производящего. Так, существительное гребень исторически происходит от глагола грести (гребу). Однако данный глагол с течением времени утратил такое свое значение, как ‘чесать (волосы)’. Эта утрата привела к разрушению связи слов гребень и грести, и производное существительное превратилось в непроизводное.

Деэтимологизации и опрощению морфемного состава способствуют фонетические изменения в языке. Благодаря им даже родственные лексемы могут стать настолько непохожими друг на друга внешне, что их первоначальные семантические и генетические связи не просто утрачиваются в сознании носителей языка — их бывает трудно выявить даже с помощью научного этимологического анализа.

Один из несложных примеров — существительное сажа, в современном русском языке непроизводное. Однако «предок» этого слова в праславянскую эпоху был образован от глагола *saditi (ср. садить, сажать) с помощью суффикса *-j-: *sadja. Буквальное значение — ‘то, что насело; осадок’. Однако согласный звук *j ассимилировался, слился со стоящим перед ним согласным *d, вызвав изменение его произношения. На месте древнего сочетания *dj появился мягкий звонкий шипящий [ж’], впоследствии отвердевший. Так из древнего праславянского *sadja получилось современное русское сажа, и указанные фонетические изменения способствовали тому, что его связь с глаголом садити была утрачена.

Также опрощение может происходить в случае, когда какая-либо морфема утрачивает свою продуктивность (перестает употребляться для образования новых слов). Например, существительное пир образовалось в праславянскую эпоху от глагола пити c помощью суффикса -р-: *piti > *pirъ. В современном русском языке оно непроизводное.

Благодаря опрощению в языке появляются новые корневые морфемы.

Переразложение

Переразложение (перераспределение) морфем происходит в производных словах. В результате данные слова остаются производными, но делятся на морфемы иначе, не так, как прежде.

Например, в слове живность на современном этапе выделяется суффикс -ность, поскольку данное прилагательное образуется от живой. Но в прошлом живность было производным от утраченного ныне прилагательного живный с помощью суффикса -ость. Утрата первоначального производящего слова привела к изменению словообразовательных связей и переразложению морфем: два суффикса -н- и -ость- в существительном живность слились в один.

На этом примере показана наиболее частая причина переразложения — исчезновение производящей основы для данного слова при сохранении других родственных слов (в рассмотренном случае вышло из употребления прилагательное живный, но сохранилось живой).

То же явление наблюдается и в случае с глаголом обессилеть. В современном русском языке это производное от существительного сила, образовано приставочно-суффиксальным способом путем присоединения приставки обес- и суффикса -е- (а также формообразующего суффикса -ть). Однако эта структура не является исконной. В прошлом данный глагол образовывался иначе — с помощью приставки о- от утраченного впоследствии глагола бессилеть ‘лишаться сил, слабеть’. Таким образом, раньше в слове обессилеть было две приставки (о- и бес-).

Еще одной причиной переразложения является аналогия. Например, прилагательное вожатый в прошлом было существительным вожатай (с суффиксом -атай, ср. глашатай). По аналогии с прилагательными на -атый это слово тоже стало восприниматься как прилагательное; на месте прежнего суффикса -атай появились суффикс ат- и окончание -ый.

Переразложение обогащает русский язык новыми исконными по происхождению суффиксами и приставками, а также новыми словообразовательными моделями.

Усложнение

Это процесс, противоположный опрощению. В результате усложнения непроизводная основа превращается в производную, членимую на морфемы.

Пожалуй, один из самых известных примеров — существительное зонтик. Это заимствование, восходящее к голландскому zondek (от zon ‘солнце’ и dek ‘покрышка’). Поначалу в русском языке слово зонтик было непроизводным, но со временем по аналогии со словами типа носик, листик, домик и т. п. было переосмыслено как уменьшительная форма, образованная от существительного зонт с помощью суффикса -ик-. Так на свет появилось слово зонт, которого не было до этого ни в русском, ни в голландском языке, а в непроизводном прежде слове зонтик выделился суффикс -ик-.

Усложнение чаще всего наблюдается в заимствованных словах. Например, как непроизводное было заимствовано из французского языка слово гравюра. Однако благодаря сопоставлению с такими лексемами, как гравер и гравировать, в существительном гравюра стали вычленять корень грав- и суффикс -юр-.

Благодаря усложнению русский язык пополняется новыми морфемами, заимствованными из других языков или созданными на иноязычной основе.

В результате трех перечисленных типов преобразований происходит, как правило, изменение числа морфем в составе слов. Но есть изменения, при которых количество морфем остается прежним.

Декорреляция

При декорреляции количество значимых частей в слове не меняется, и внешне эти части остаются такими же, как при образовании лексемы. Но изменениям подвергается их характер, значение, соотношение в слове.

Например, основа лексемы заморозки сейчас осознается как глагольная, производная от глагола заморозить. Но прежде она была именной по своему характеру и образовалась от исчезнувшего существительного заморозы. Изменения затронули и суффикс -к-: первоначально он выражал значение уменьшительности.

Слова текучий, горючий и т. д. не всегда относились к именам прилагательным. В древнерусском языке это были причастия. Переход их в другую часть речи привел также к изменению значения суффикса -уч-, который из формообразующего стал словообразующим.

Диффузия

При диффузии морфемы сохраняют свою самостоятельность как значимые части слова, но при этом отчасти «накладываются» друг на друга, подвергаются взаимопроникновению. Это происходит в результате фонетических процессов, приводящих к стяжению звуков на стыках морфем. Например, в глагольной форме придешь произошла диффузия на границе приставки при- и корня -ид: два гласных звука [и] стянулись в один.

Формы глагола типа печь, мочь пережили диффузию в далеком прошлом. В звуке [ч] ассимилировались заднеязычный согласный основы и звук [т’] суффикса инфинитива: *pekti, *mogti.

От диффузии в результате фонетических преобразований, происходящих в слове с течением времени, следует отличать диффузию, возникающую сразу в момент образования слова и к историческим изменениям не имеющую отношения. Такую диффузию называют аппликацией, и очень часто ее причиной служит гаплология (выпадение одного из двух одинаковых или сходных по звучанию соседних слогов в слове). Примеры: розоватый (наложение корня розов- и суффикса -оват-), томский (наложение конечной части названия города Томск и суффикса прилагательного -ск-) и др.

Диффузия не всегда отображается на письме и может проявляться только в устной речи. Так, в прилагательных братский, детский и т. д. последний согласный корня сливается с первым согласным суффикса в звуке [ц]. Похожее слияние звуков наблюдается и в некоторых формах глаголов с постфиксом -ся: делаться, заговориться, прогуляется.

Замещение

Иногда в словах происходит замена одной морфемы на другую. Основными причинами этого явления служат:

  • народная этимология. Например, благодаря ей древнерусское слово съвѣдѣтель (‘тот, кто знает’, от глагола вѣдати) превратилось в свидетель (‘тот, кто видел’). В данной лексеме произошла замена корня.
  • аналогия. Так, под влиянием существительных на -ница из древнерусского существительного лѣствица появилось современное лестница. Замещению в данном случае подвергся суффикс.

В одном и том же слове могут сочетаться разные виды структурных изменений.

Завершая рассказ, необходимо сделать уточнение. Следует разграничивать словообразовательную структуру слова на минувших стадиях развития (диахрония) и на современном этапе (синхрония): отличия могут быть весьма велики. Данные, относящиеся к прошлому, восстанавливаются в ходе этимологического анализа, тогда как в процессе морфемного и словообразовательного анализа то же самое слово рассматривается как элемент нынешней, современной системы языка. Проще говоря: в результате этимологического исследования можно установить, что в слове воздух когда-то был корень дух-. Но при словообразовательном и морфемном разборе в этом же слове мы выделим непроизводную основу, состоящую из корня воздух-, поскольку в современном языке данное существительное уже не имеет семантических связей со словом дух.

.

Литература:

Современный русский язык: Ч. 2. Словообразование, морфология / Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. — М., 1987.

Земская Е. А. Современный русский язык: Словообразование. — М., 2011.

Розенталь Д. Э. и др. Современный русский язык. — М., 2017.

Шанский Н. М., Иванов В. В., Шанская Т. В. Краткий этимологический словарь русского языка: Пособие для учителя. — М., 1971.

.

Иллюстрация: А. Д. Кившенко «Чтение народу Русской Правды в присутствии великого князя Ярослава» (1880).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: