Слово «аэроходный» в языке Древней Руси

аэроход, судно на воздушной подушке

В истории бывают случаи, когда одно и то же слово появляется в языке несколько раз. Сначала появится, потом забудется и исчезнет. Затем — спустя, может быть, даже несколько веков — возникнет, изобретенное заново. Потому что в языке могут долго оставаться живыми способы и модели словообразования, по которым оно когда-то уже было создано. Да, значение вновь образованного слова может отличаться от того, что имелось несколько веков назад. Но внешний, звуковой облик будет таким же — точнее, с теми отличиями, которые можно списать на изменившееся за длительный срок произношение. А люди будут искренне считать, что придуманное ими слово — новое, новее некуда!

Вот, скажем, аэроход. Звучит современно, не правда ли?

Один из выпусков советского словаря-справочника «Новые слова и значения» утверждает, что слово аэроход в значении ‘корабль или автомобиль на воздушной подушке’ появилось в 60-е годы ХХ века. Вот что писали в тогдашних журналах:

Свои ближайшие достижения на водных трассах судостроители сегодня связывают с аэроходами — кораблями на воздушной подушке, подобными спущенному недавно на воду пятидесятиместному «Сормовичу».

«Наука и жизнь», 1966 г., № 1.

Созданы и бесколесные аэроходы — автомобили на воздушной подушке.

«Техника — молодежи», 1966 г., № 7.

Но такой транспорт не стал широко распространенным. Особенно это касается автомобилей. Корабли и катера на воздушной подушке более известны, но даже они многими воспринимаются как экзотика. Соответственно, не стало употребительным и слово аэроход… И все же оно существует, а образованное от него по всем законам русского языка прилагательное выглядит как аэроходный.

Вот так выглядит катер-аэроход (см. также картинку в начале статьи):

Слово «аэроходный» в языке Древней Руси

А теперь мы убедимся, что к словам, как к вещам и идеям, тоже можно иногда применить формулировку «новое — это хорошо забытое старое». И мысленно перенесемся в прошлое к началу ХХ века.

В мае 1914 года в газете «Мариупольская жизнь» была напечатана заметка о нижегородском изобретателе по фамилии Нобель, который создал… аэроход. Или аэробаржу. Это, собственно, и была баржа, построенная специально для перевозки грузов по мелководным участкам рек. Она приводилась в движение с помощью установленного на корме большого воздушного пропеллера, работавшего от двух моторов. Двигалось судно со скоростью около 4 верст в час. Воздушной подушки у него, разумеется, не было, а в числе недостатков аэробаржи газета назвала слишком громкий звук, «страшный шум» пропеллера.

Так что же — слово аэроход впервые появилось в начале ХХ века? Может быть. Во всяком случае, в более ранних текстах оно пока не обнаружено… чего не скажешь о прилагательном аэроходный. Оно найдено в древнерусских памятниках письменности! Да-да, это не шутка.

Конечно, древнерусское (точнее, церковнославянское) прилагательное не имело отношения к аэроходам — до их изобретения оставалось еще лет девятьсот. Это слово значило ‘носящийся или парящий в воздухе’. Разумеется, и звучало оно несколько иначе, чем теперь. А его написание в старинных книгах выглядит так: аероходьныи.

Вот фраза из одного из древнерусских церковных поучений (в составе «Пролога» XIV в.):

Не подобаеть вѣровати аероходнымъ съномъ. Си бо нѣсть истина, но мысль блудна.

Здесь слово аероходнымъ можно перевести как ‘носящимся по воздуху’, а еще лучше (в данном контексте) — ‘мимолётным’. Перевод всей фразы примерно таков: «Не подобает верить мимолетным снам, ведь они не истина, а заблуждение». Что ж, этот совет и в наши дни небесполезен…

Древнерусское прилагательное аероходьныи было малоупотребительным. Появилось оно в XI в. как частичная калька (перевод) греческого слова aerobates с тем же значением (напомним, что древнерусские церковные книги представляли собой переводы византийских книг на церковнославянский язык). Вторая часть греческого прилагательного (-bates) перевели с использованием того же корня, что в словах ход, ходить. Первую часть (aero-) оставили без перевода. Почему?

Видимо, потому, что в Древней Руси этот корень и так был хорошо понятен. В языке тогда бытовало заимствование из греческого — существительное аеръ ‘воздух; небо’. В отличие от прилагательного аероходныи, оно было широко распространенным, и все грамотные люди его знали. От него даже образовались прилагательные аерьныи и аерьскыи, которые по современным правилам записывались бы как аэрный и аэрский соответственно. Они были синонимами со значением ‘воздушный, небесный’. Судя по данным памятников письменности, слово аерный было живо в русском языке еще в XVII в.

А вот прилагательное аероходьныи перестало употребляться в текстах на три века раньше. Оно кануло в прошлое, забылось. Современное слово аэроходный было создано заново. Оно совпало с древнерусским по внешнему облику, поскольку — в данном конкретном случае — в современном языке существуют те же корни и та же структура сложного прилагательного, что и несколько веков назад.

.

Литература:

Словарь древнерусского языка (XI–XIV вв.) / Гл. ред. Р. И. Аванесов. — Т. 1. — М., 1988.

Новые слова и значения: Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов / Под ред. Н. З. Котеловой и Ю. С. Сорокина. — М., 1973.

Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. — Т. 1 — СПб., 1893.

Сайт «Газетные старости».