«Праздновать трусу»

девочка и тыква

«Он празднует труса», — говорят иногда о человеке, который чего-то боится (возможно, боится без достаточных оснований). В более раннем варианте выражения употреблялась другая форма существительного: трусу, а не труса. В настоящее время нормы русского языка допускают оба варианта.

Это выражение в речи обычно имеет шутливый оттенок. Впрочем, оно может употребляться и как презрительное или мрачно-ироническое. Так, в стихотворении Н. А. Некрасова «Как празднуют трусу» (1876) лирический герой живет в постоянном страхе. Он хотел бы говорить и писать о проблемах народа, но его творческие порывы парализует боязнь «перейти границы осторожности» и подвергнуться преследованиям со стороны властей, навлечь на себя кару за вольнодумство. Приехав в деревню, он видит: прошло уже немало времени после отмены крепостного права, а положение крестьян практически не изменилось. Они по-прежнему живут в нищете и невежестве. Горестные восклицания героя по этому поводу слышит лишь ворон, севший на телеграфный провод. А человек запуган до такой степени, что задается вопросом: уж не пустит ли птица по проводам депешу с доносом на него?

Глупая мысль, но я, долго не думая,
Метко прицелился. Выстрел гремит:
Падает замертво птица угрюмая,
Нить телеграфа дрожит…

Содержание стихотворения достаточно мрачное, и вынесенный в заголовок фразеологизм воспринимается читателем в соответствующем ключе. Такое бывает часто: экспрессивная окраска фразеологизмов может в той или иной степени варьироваться под влиянием контекста.

Нельзя отрицать, что выражение праздновать трусу уже по своей форме кажется странным современному носителю русского языка. Как же возник данный фразеологизм, какой трус в нем имелся в виду и о каких празднованиях может идти речь?

На эти вопросы языковеды пытаются ответить с начала XIX века. Сам фразеологизм зафиксирован в памятниках письменности с XVIII столетия.

Согласно одной из ранних версий, выражение появилось в XVII веке и отразило память о польском полковнике Николае Струсе: в 1612 году в захваченной поляками Москве он был комендантом Кремля. Во время освобождения столицы ополчением Минина и Пожарского полковник с остатками своего гарнизона капитулировал и сдался в плен. Этот не очень храбрый поступок, а также созвучие фамилии Струся со словом трус будто бы и привели к появлению выражения праздновать труса

Но эта версия многими исследователями была отвергнута в том же XIX веке, поскольку никаких доказательств не имела (частичное сходство двух слов серьезным доказательством считать нельзя), к тому же не объясняла наличие глагола праздновать в составе выражения.

В. И. Даль в своем «Толковом словаре живого великорусского языка» и автор известной книги «Крылатые слова» С. В. Максимов отмечали, что фразеологизм праздновать трусу построен по давней распространенной в книжной речи модели: глагол праздновать сочетался с зависимым существительным в форме дательного падежа без предлога. Например, можно было сказать: праздновали святому Илье, т. е. отметили праздник в честь святого Ильи. Начнемъ праздновати Рож҃ству — так записано в Прологе XIII – XIV вв. Подобные конструкции известны не только в церковной, но и в светской сфере. Так, фраза в одном из источников XVIII века Его Величество праздновал взятью Нарвскому означает, что Петр I отпраздновал взятие Нарвы (в ходе Северной войны). Оборот праздновать кому (чему) проник даже в народную речь, в русские говоры.

Наличие в русском языке вышеописанной конструкции позволило лингвистам предположить, что выражение праздновать трусу — это шутливая фраза, означающая буквально ‘отмечать праздник святого Труса’. Конечно, на самом деле святого с таким именем в православной традиции никогда не существовало, так что данный фразеологизм употреблялся просто в значении ‘трусить, бояться’.

Даже если в этом выражении действительно когда-то в шутку подразумевался «святой Трус», фраза возникла не с нуля. Более того, у нее, скорее всего, первоначально был совершенно иной смысл.

В настоящее время получила распространение гипотеза (первым ее высказал филолог Н. А. Мещерский), согласно которой выражение праздновать трусу появилось гораздо раньше XVII века. Оно идет из церковнославянского языка, в котором не было слова трус ‘человек, который легко поддается чувству страха’, но имелось созвучное и родственное по происхождению троусъ ‘землетрясение’. Оба слова этимологически связаны с глаголом трясти.

В древнерусских или церковнославянских письменных памятниках, созданных до XVIII в., не обнаружено выражение праздновати троусоу, т. е. прямых доказательств его существования в то время нет. Однако есть косвенные свидетельства, что оно бытовало в церковном обиходе и речь там шла именно о землетрясении. В церковном календаре и в наши дни установлено молитвенное «воспоминание» землетрясения, произошедшего в Царьграде (Константинополе) в 740 году. Приурочено оно к 8 ноября (26 октября по старому стилю). В прошлом был еще один посвященный землетрясению день — 30 (17) марта. Тогда вспоминали о трусе в Константинополе 438 года. Удары стихии расценивались верующими людьми как знамение Бога, проявление Божьего гнева. Прекращение этих бедствий воспринимали как милость высших сил; в честь этого составлялись благодарственные молитвы, устанавливались особые дни памяти трусу. Так что и выражение праздновать трусу вполне могло существовать задолго до XVIII в. Глагол праздновати в ту эпоху имел несколько значений, и одно из них — ‘совершать церковное воспоминание священного события’.

В древнерусскую эпоху кроме существительного троусъ ‘землетрясение’ было еще троусъ ‘чувство страха, трепета’. Видимо, именно на его основе к XVIII столетию появилось слово трус в его нынешнем значении. Тогда же могло произойти и переосмысление старинного выражения праздновати трусу: вместо землетрясения там стал подразумеваться обделенный храбростью человек. Есть мнение, что такое шутливое «перекраивание» смысла фразы произошло в речи семинаристов.

В некоторых словарях приводится предположение, что слово трус в рассматриваемом фразеологизме — это искаженное имя Турус или Тур: будто бы так звали одного из славянских языческих богов. Никаких доказательств этой версии нет. Некоторые исследователи XIX в. предполагали, действительно, что у древних славян могло быть «бычье» божество, связанное с культом Солнца. Современные специалисты считают, что у этой версии слишком мало оснований. И даже если подобное божество и существовало, о его имени нам ничего не известно.

.

Литература:

Иванова Т. А. Как и почему празднуют трусу? // Русская речь. — 1998. — № 1.

Бирих А. К., Мокиенко В. М., Степанова Л. И. Словарь русской фразеологии: Историко-этимологический справочник. — СПб., 1998.

Словарь русского языка XI–XVII вв. — Вып. 18. — М., 1992.

Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. — Т. 2. — СПб., 1902.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: